На дорогах Гродненской области на местах активной миграции живности появятся специальные переходы

Перейти трассу, не попав под машину, не всегда удаётся даже людям, что же говорить о диких животных? Возможно, больше шансов уцелеть во время миграций появится у живности в Гродненской области.

РУП «Гродноавтодор» планирует реконструировать часть трассы на Каменный Лог. На участке длинной почти 100 км обустроят ряд сооружений: скотопрогонов, защитных сеток от диких животных, проходов для путей миграции млекопитающих и земноводных. В цифрах всё звучит хорошо, но как будет на самом деле?

Дорога Минск — Вильнюс через Каменный Лог и сейчас не в самом плохом состоянии. Но у неё есть проблемы, которые не бросаются в глаза: некоторые участки трассы имеют нагрузку на ось 10 тонн, другие — 11,5 тонн. Для эффективного использования у всей дороги должны быть одинаковые параметры. Судя по описанию проекта, не везде есть водоотводы, имеются размывы откосов. Класс нагрузки для существующих искусственных сооружений не соответствует действующим нормативным актам, передает «Гродненский Зеленый Портал».

Реконструкция автодороги М7/Е28 Минск — Ошмяны — граница Литовской Республики (Каменный Лог), на отрезке между 57,7 и 148 километрами, предусматривает ремонт 6 мостов, 8 путепроводов, 10 скотопрогонов. Устройство и ремонт 8 подземных пешеходных переходов и 6 подземных переходов для диких животных.

В июне «Гродноавтодор» организовал в Воложине собрание по обсуждению Отчёта об оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС). Мероприятие ожидаемо не вызвало ажиотажа местных: в зале были только представители Товарищества «Зелёная сеть».

Судя по ОВОС, строители собираются провести комплекс мероприятий.

На бумаге выглядит неплохо. Однако проблема сложнее, чем кажется.

— Недостаточно просто взять карту путей миграций животных и разместить в нужных местах скотопрогоны, — убеждён заведующий сектором экологической оценки преобразований окружающей среды Научно-практического центра НАН Беларуси по биоресурсам Руслан Новицкий. — Каждый миграционный коридор имеет специфику, поэтому нужно выезжать на место и в каждом конкретном случае оценивать, насколько сложен ландшафт, как животные используют примыкающие к дороге участки, какие габариты конструкций нужны для их переходов и пойдут ли они туда — вот принципиальные вопросы. Просто механически оборудовать перегоны нельзя. Это сложные сооружения, они должны полностью основываться на биологии видов. И самое главное — нужна локальная оценка реальных путей миграции. Существующая схема — это модель, основанная на анализе многолетних данных о миграционной активности животных, и выявлены именно проблемные участки, где наиболее ожидаемы перемещения зверей. Тем не менее в разработанной схеме нет конкретных конструктивных решений. Сложившиеся пути миграций относительно стабильны и часто используются животными, безусловно, также бывают случайные выходы, от них никто не застрахован. Всю дорогу в сетку «зашивать» не стоит.

— Самое главное — сделать направляющие конструкции так, чтобы у животных не было никаких шансов выйти на дорогу, — продолжает Руслан. — Это достаточно сложно, потому что нужно пройти всю дорогу и увязать всё с мостами, каналами, второстепенными дорогами. Вторая проблема — потребности местного населения. В заграждениях не делаются калитки, местные жители просто режут эти сетки, после чего там пройдут и кабан, и косуля, и так далее. Есть и потребности, связанные с эксплуатацией лесов и обеспечением их пожарной безопасности. К сожалению, данные проблемные вопросы не учитываются.

В Западной Европе уже давно пришли к мнению, что лучше сразу правильно обустроить дорогу, чем потом тратить деньги на восстановление направляющих конструкций, судебные разбирательства из-за смерти людей или восстановления машин.

К слову, первый подземный переход для земноводных был построен в 2006 году в Березинском биосферном заповеднике на 122-м километре трассы М3 (Минск — Витебск). Если до этого в период миграции за неделю под колёсами машин погибали около 1500 лягушек, то после постройки сооружения их число значительно уменьшилось. Вторая подобная конструкция появилась на участке автодороги Р83 на территории национального парка «Беловежская пуща» вблизи деревни Каменюки. Подобные переходы есть в Польше, Венгрии, Германии и других европейских странах.

Но поставить переход даже в правильном месте — это еще не всё.

— Несмотря на сложившиеся пути миграции животных, после того, как происходит реконструкция, меняются габариты, условия, и зверям не объяснишь, где для них обустроен специальный проход, а где — нет. Поэтому делаются направляющие конструкции, которые заставляют животных идти вдоль них и использовать обустроенные проходы. Но эти проходы — просто дыры, которые не привлекают зверей. Они требуют специального обустройства. Это привлекающие растения, кормовые поля и т.д. Их нужно делать минимум в течение 3 лет для того, чтобы у нескольких поколений закрепилось расположение переходов, и они перестали боятся ими пользоваться, — говорит учёный.

Аналогичная проблема есть и с земноводными. Просто провести определённое количество труб под полотном дороги нельзя.

— Популяции земноводных размещены неравномерно. И каждый раз, когда идёт реконструкция дороги, необходимо проводить исследования с нуля. Глобально невозможно запрограммировать, где живность будет ходить. Нужно работать только объектно-ориентировано под разные виды земноводных или копытных. Просто поставить через каждые 3 километра проходы, и чтобы всё работало — так не бывает, — поясняет Руслан Новицкий.

Последний бастион и право вето — у государственной экологической экспертизы, задача которой — стоять на страже интересов природы.

— Существует два подхода: детальный и формальный. В основном, если проектная документация соответствует перечню документов, который требуется представить, то они проходят, — описывает научный сотрудник.

Таинственная статистика

Совсем не просто оказалось выяснить количество ДТП с участием животных. ГАИ учитывает происшествия только с человеческими жертвами. В 2016 году зарегистрировано 2 ДТП с участием животных, в которых пострадали люди. В Брестской области был совершён наезд на лося, в Гродненской — на кабана.

В Минприроды статистика гибели животных на дорогах не ведётся, в Минлесхозе тоже отсутствует, Государственная инспекция охраны животного и растительного мира учитывает только нарушения режима природопользования (если после дтп забрали тушу лося с собой, например).

При оформлении ДТП с диким животным на место вызывается представитель охотхозяйства, на территории которого произошёл инцидент. В Беларусском общество охотников и рыболовов пояснили, что учёт погибших на дорогах животных ведется, но каждым охотхозяйством отдельно (а всего их более 150). В общей статистике эти данные не учитываются.

Автор
( 0 оценок )
Актуальность
( 0 оценок )
Изложение
( 0 оценок )

Отзывы и комментарии